лента БЛОГЕРа

    Вчера
    19 октября
    18 октября
    17 октября
    16 октября
    15 октября
    13 октября
    12 октября
    11 октября
    10 октября
    09 октября
    05 октября
    04 октября
    03 октября
    02 октября
    01 октября
    30 сентября
    29 сентября
    28 сентября

    О летнем чтении. Часть первая.

    Я сейчас скажу ужасную вещь. Русская литература – явление мощное, но в массе своей на детей совершенно не ориентированное. Не брали русские классики в расчет читателей психически и социально незрелых, неопытных. Сижу, смотрю сейчас на прошлогодний список литературы и понимаю, что ребенок мой в процессе школьной программы ни на йоту не приблизился к пониманию величия этого культурного пласта. Просто потому, что он оказался ему совершенно не по зубам. Дело даже не в преподавании.

    Вот смотрите. Купец Калашников Лермонтова. Мы над ним сами в школе томились и ничего не понимали, теперь мучаются наши дети. Приглянувшаяся высокопоставленному  чину женщина оказалась замужней, он ее, тем не менее, домогается, частично преуспевает в своих намерениях, муж вступается за честь супруги и в гневе убивает  насильника, за что огребает от разгневанного правителя, короче, все умерли, а оставшимся в живых родственникам предпринимателя царь, в качестве компенсации, разрешает не платить налоги. Жуткая история вообще, как ни крути, даже для взрослого. Но дело даже не в том, что история недетская, а в том, что школьники не выносят из нее НИЧЕГО ВООБЩЕ. Никакого смысла или урока. Потому, что они ее НЕ ПОНИМАЮТ. Это за  пределами их жизненного опыта просто в силу возраста. Спросите, о чем это произведение, хотя бы сюжет - и получите в ответ тишину. И не потому, что у детей нет понятий о чести, а потому, что история, изложенная таким образом, никак с этими понятиями не пересекается.

    Гоголь тоже вряд ли рассчитывал на детскую аудиторию. По крайней мере, при написании «Тараса Бульбы» - точно. Я, например, в детстве, вынесла из него единственный урок – никогда нельзя привязываться к вещам и возвращаться за ними в опасное место. Но это, конечно, частности. Хотя понять в седьмом классе мотивы Андрия, влюбленного в польскую панну, в состоянии тоже далеко не все. А сцены закапывания живьем или подробности страшной казни Остапа и самого Бульбы в памяти прилежных учеников, дочитавших произведение, надолго станут материалом для ночных кошмаров. Ужас и бессилие – вот что лично у меня осталось в памяти после школьного прочтения гоголевского шедевра. Это очень сильное произведение. Но совсем не для детей. И красоту, мощь его я смогла оценить только много, много позже.

    Отрывки из толстовской «Войны и мира» тоже, судя по опросам, ничего не оставили в памяти сына и его друзей. Кто-то честно признался, что просто не стал это читать, а те, кто добросовестно начал, ничего толкового сказать о прочитанном, к сожалению, не смогли. Добровольно читать это я бы и сейчас не стала, пусть это звучит как угодно невежественно, но многие со мной втайне огласятся.

    «Судьба человека» Шолохова потрясла меня тоже только во взрослом возрасте, а до того мне её просто нечем было понять. Не было нужного житейского опыта, верного понимания трагичности происходящего… Бабушка плакала, когда читала, вспоминая ужасы войны, сиротства и голода, пропавших без вести младших братьев. А ведь мы в ту пору знали и понимали о войне куда больше современных детей – и фильмы были, и книги, и живые тогда еще свидетели страшных событий. Перечитывать я ее стала именно желая узнать, что так задело в свое время старших. И поняла. Но случилось это много позже школы.  

    «Уроки французского» Распутина – отличная вещь. Но сытым благополучным домашним детям оказалось довольно сложно понять, что тянуло главного героя к азартным играм вовсе не страсть, а банальное желание не умереть с голоду. Они ничего не поняли, вернее, всё поняли как-то не так (и преподаватель литературы, повторюсь, тут не при чем). Я не утверждаю, что ничего не поняли вообще все дети, говорю лишь о тех, с кем удалось поговорить, – с теми, кто к чтению, в принципе, отвращения не испытывает, но тут вот что-то не срослось.

    Удачным выбором оказались Чехов, Стругацкие, «Маттео Фальконе» Проспера Мериме (не спрашивайте, какое отношение это имеет к русской литературе, но рассказ отличный), Джек Лондон, «Бежин луг» Тургенева, "Маленький Принц" Экзюпери и, как ни странно, мрачный Леонид Андреев с его «Бергамотом и Гараськой». Произведения были прочитаны, вызвали эмоциональный отклик, и сюжеты остались в голове даже по окончании учебного года – это своеобразный знак качества. «Белый пароход» Айтматова был отмечен как "очень скучный".

    Литература – дорогое и сложное в приготовлении и в употреблении блюдо. Для того чтобы оценить его по достоинству, читатель должен быть подготовленным. А нынешняя ситуация, если перевести ее на кулинарный язык, такова: годовалому малышу заказали лобстера и оставили его наедине с приборами и изысканным лакомством наедине, лишь издалека давая полезные, но бессмысленные, по сути своей, советы.

    Научить детей любить чтение можно, но трудно. Отвратить их навеки от этого – гораздо проще. Надежды, что ради воспитания любви к книге кто-то изменит десятилетиями сложившуюся школьную программу, у меня никакой нет, да и пишу я вовсе не для этого. Просто если кому-нибудь станет интересно, что же может вернуть интерес ребенка к нелюбимому занятию, скажите. Путем постоянных поисков, проб и ошибок я нашла много чудесных книг, на которых выросли многие окружающие меня сегодня хорошие люди. И будет совершенно не жалко поделиться находками - если это кому-нибудь нужно.

    comments powered by HyperComments
                  Мы в соцсетях
                  Виджет для ЯндексаВиджет для Яндекса